Пащенко Дмитрий (d_catulus) wrote,
Пащенко Дмитрий
d_catulus

Categories:

По ком звонит колокол

Так как я в данный момент вновь вернулся к себе на родину, то заодно хотелось бы прояснить один лингвистический вопрос. Пока native speaker'ы (и как это по-русски?) под рукой в большом количестве.
Как же всё-таки правильно: "звóнишь" или "звони́шь"?
Или, вспоминая одну шутку из КВНа: "Нужно ли брать трубку, если Вам звóнят, а не звоня́т?"
Какой-нибудь горожанин (а также сельский житель, из кожи вон лезущий, чтобы его считали горожанином) с возмущением заметит: "Разумеется, правильно говорить "звони́шь"! "Звóнишь" - грубейшая ошибка!". И будет неправ.
Неправ хотя бы по той причине, что грубыми ошибками считаются такие формы (или другие категории) слов, которые никогда не существовали в языке, а потому были образованы (ведь как-то же они появились!) по несуществующим правилам. А ведь когда-то форма звóнишь была вполне допустимой - в те времена глаголы русского языка, имеющие ударение в инфинитиве на -ить, в некоторых личных формах переносили его на один слог назад; впоследствии одни глаголы сохранили эту старую орфоэпическую норму (коси́ть - кóсишь), другие - унифицировали ударение (как разбираемый здесь глагол). В качестве другого примера можно привести ещё глагол "говорить", который в литературном русском языке также начал произноситься с постоянным ударением в разных личных формах (говори́шь), в то время как некоторые диалекты (но не суржик, как считают многие обыватели! В суржике для обозначения этого понятия используются глаголы, заимствованные из украинского - балакати и казати) сохранили архаическое ударение - говóришь.
Таким образом, эту обсуждаемую орфоэпическую форму следует не клеймить "грубейшей ошибкой", а просто называть устаревшей формой или архаизмом. Вы ведь не будете со злобой на лице поправлять человека, сказавшего паки вместо как? Откуда же тогда такая ненависть к звóнишь, ведь это такой же архаизм?!
Но не всё так просто. Некоторые товарищи утверждают, будто вышеозначенное смещение ударения произошло в городской среде (где, как известно, язык развивается быстрее), и потому не затронуло чисто "деревенские" слова (например, косить или доить, до сих перемещающие ударение в личных формах). Здесь хочется заметить, что товарищи, утверждающие подобное, совершенно не представляют себе жизнь российского города начала ХХ века (не говоря о более ранних временах), когда даже в Москве жители держали огромное количество коров, которых надо было ежедневно доить и косить для них сено. И если уж изменение орфоэпической нормы произошло в первую очередь в городской среде, то уж эти-то слова оно бы тоже затронуло.
Но и это не самое главное. Для нас сейчас совершенно неважно, где возникла эта орфоэпическая норма первоначально: в городе, в деревне или и там, и там одновременно, важно то, что в диалектах (по крайней мере, в суржике) присутствуют, как это ни парадоксально, сразу обе формы: звóнишь и звони́шь! И пусть даже вторая форма изначально пришла из города - сейчас она занимает специально отведённое ей место в диалекте. Дело в том, что эти две формы очень чётко различаются по смыслу (если вы спросите об этом носителя, он, скорее всего, пожмёт плечами, но тем не менее всегда правильно употребит нужную форму): архаичная форма звóнишь обозначает некоторую неопределённость, незавершённость действия, действие вообще, в то время как новая форма звони́шь - известность, завершённость действия, данное конкретное действие. Чтобы проще разобраться, вот примеры употребления:
1) "Ты мне позвóнишь?" - Здесь человек интересуется, позвоните ли вы ему когда-нибудь вообще, или он больше никогда в жизни не услышит вашего голоса.
2) "Ты мне позвони́шь завтра?" - В данном случае человек спрашивает о конкретном времени вашего звонка, тот факт, что рано или поздно вы ему всё-таки позвоните (в смысле звóнишь), уже установлен в одной из предыдущих реплик, поэтому в примерно 90% случаев данная форма будет употребляться с одним указателей времени (завтра, через день, на следующей неделе); "безвременное" употребление подобной фразы в оставшихся 10% случаев объясняется тем, что время совершение действия было оговорено также в одной из предыдущих реплик, и нет нужды его повторять, а собеседник просто лишний раз вам напоминает о том, что вы обещали.
Таким образом, по данному параметру иные диалекты оказываются более точно выражающими некоторые мысли, чем литературный русский язык. Нет, я тут вовсе не хочу плакать по "языку, который мы потеряли"(с), но тем не менее факт остаётся фактом.
Так что, когда вы в следующий раз услышите нечто подобное от вашего собеседника, не спешите вслух или про себя изобличать товарища в неграмотности; вполне возможно, что он хочет лишь более точно выразить свою мысль, чем это могут позволить ресурсы литературного русского языка.

И картинка в тему:
Звонить

Tags: Про versus, Про лингвистику
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment