Пащенко Дмитрий (d_catulus) wrote,
Пащенко Дмитрий
d_catulus

Category:

Про то, что осталось от реки Валуй...

или Что такое "не везёт", и как с этим бороться.

Ни для кого не секрет, какая жаркая погода установилась этим летом. При этом наш регион (в бытовом, а не в промышленном масштабе) ещё легко отделался: из всех новостных систем раздаются тревожные крики, будто в одном месте опустели колодцы, в другом - прекратился подвоз воды, в третьем - невозможно дышать из-за лесных пожаров... А у нас чего - у нас леса только по берегам рек - им гореть проблематично, а воду черпаем мы не из водоёмов, а из артезианских скважин, которые пока не иссякли, тьфу-тьфу-тьфу.
Однако первые тревожные звоночки раздаются и у нас. Как-то весной, в мае, я наведывался на юг района, в пойму реки Валуй. Там у нас уже несколько лет живёт семейство бобров (интродуцированы они были намного ниже по течению, но семьи растут - вот и добрались почти до истока). Решил тогда как-нибудь попозже наведаться к ним, пофотографировать... Время выпало только в конце июля.
И каково же было моё удивление, когда никаких бобров на месте не оказалось! Ушли. Вниз по течению.
Мелиоративные каналы по берегам Валуя полностью затянулись ряской, а сам Валуй обмелел настолько, что вода теперь достаёт только до щиколотки! Правда, переходить его не советую - нога вязнет ещё чуть ли не до колена в жидкой грязи. Но воды уже практически не осталось.
А что бобры? Они были здесь. Когда-то. В одном месте на реке обнаружили целую хатку, которая, правда, уже заросла осокой. А вверх и вниз по течению от хатки (пройдено было примерно полтора километра вдоль русла) - множество плотин. Буквально десятки. Уже полуразрушенные или недостроенные. Бобры искренне хотели спасти Валуй. Не успели.

(Замечу, что плотин было столь много и встречались они столь часто, что отец, мой спутник, высказал недоверие, будто всё это - дело рук (лап?) бобров: скорее, просто упавшие ветки принесло течением в половодье, и они зацепились за крупные лежащие стволы. Тут уж мне пришлось прибегнуть к рациональному способу мышления: "Если это просто наносы, то расстояние между двумя кучами веток должно быть прямо пропорционально величине этих куч". Подобное предсказание целиком подтвердилось (вернее, как раз не подтвердилось) - в нескольких местах мы заметили достаточно крупные кучи веток примерно в десяти метрах друг от друга. При таком темпе "веткопада" деревья уже давно б стояли голые. Значит, предположение о наносной природе куч неверно - это действительно плотины.)

Значительно ниже по течению (в нескольких километрах) были найдены две полухатки, несколько нор и ещё более недостроенные плотины. Видимо, бобры уже практически поняли тщетность своих усилий и поэтому строили даже не полноценные хатки, а полухатки, но всё же пытались спастись, не уходя далеко. Апофеозом стройки стала довольно крупная и почти законченная плотина... где бы вы думали? Под бетонным мостом. Она опиралась на колонны этого моста. Вот уж истинные инженеры! А чуть выше по течению был прорыт канал для отвода воды. Под самим мостом возле плотины были обнаружены во множестве следы бобров, но микроклимат "подмостового пространства" достаточно влажный, от сухого ветра защищают прибрежные кусты. Поэтому следы могли остаться и несколько дней, и несколько недель назад.
Кстати о растительности. Она практически не пострадала. Пойменные луга дали практически такой же урожай сена, а берега чрезвычайно плотно заросли гелофитами, густо сплетёнными различными "вьюнками" - нашими лианами. Причём густота этих зарослей такова, что пробираться через них без какого-либо режуще-рубящего инструмента (хотя бы топора) крайне проблематично, а в лианах появляется реальный риск запутаться. Ага-ага, и не выпутаться. Вот уж когда припоминаются сказки про тропические "лианы-убийцы". Одна, кстати, так отца чуть и не задушила. Не заметил перед собой висящего стебля и случайно подбородком попал прямо в петлю. А растение обрываться не захотело. Так чуть и не повис. Однако порвал-таки стебель.
Рыба тоже кой-какая плещется. Редко, правда. Сейчас там, конечно, раздолье для вьюнов - наверняка аж пищат от удовольствия! :)
Однако продолжу про бобров. На всех их строениях лежит некая печать брошенности, отчуждённости и завладения природой этих сооружений. Хатка, как я уже говорил, заросла осокой; десятки плотин ежедневно размываются течением, и вода несёт дальше глину и ветки; входы в норы затянуты лианами; "спилы" деревьев стали совсем тёмными, а щепки сгнили в подстилке; обводной канал зарастает гелофитами... В одном месте видели даже дерево, сгрызенное только до половины. Растёт ещё, зеленеет. А у основания ствола - характерный погрыз, однако уже потемневший от времени. Не успел бобр до конца свалить это дерево, надо было уже уходить.
Так и ушли бобры из нашего района. На юг, к более полноводным рекам. Интересно, а что там теперь под Валуйками творится? Там ведь и свои бобры жили. Кровавые драки за еду и воду, не иначе... А если уж и оттуда пришлось даже местным уйти - что же будет ещё ниже по течению?

Вот так вот. Не удалось мне встретиться с этими животными. Видно, не судьба...
Tags: Про ЖЖ (животную жизнь)
Subscribe

  • О римской веротерпимости

    Просматривал я тут "Лекции по истории Древней Церкви" некоего г-на Болотова, и наткнулся на прелюбопытнейший факт: "В силу такого…

  • О том, как два биолога об истории спорили

    Тот внезапный случай, когда мне сложно было выбрать даже название для этого поста из многих нецензурных вариантов - потому что…

  • О переводах философских трактатов

    Не раз и не два я говорил о том, что знакомиться с творчеством античных философов (и тем более делать на основании этого какие-либо далеко идущие…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment